Обследование при начале инсульта

Для того, чтобы определить наличие инсульта, его стадию и степень разрушительного влияния на человеческий организм, в медицине существует ряд обследований. Именно их врачи рекомендуют пройти при начале инсульта в первые дни.

УЗИ

Зачем в неврологии ультразвуковой аппарат? Инсульт, по сути — это не одно заболевание, а несколько разных с одним концом. В результате мы получаем закупорку, если мы говорим про ишемический инсульт. Закупорку какой-то из артерий головного мозга. А если мы говорим про геморрагический – разрыв.



Закупорка может происходить не по одной причине, а по нескольким. Например, тромбоз. У человека не было ни какого атеросклероза, не обязательно была гипертония. Возникло какое-то тромботическое состояние. Гомоцистеин поднялся. Витамин В12 и Фолиевая кислота упала. Есть какие-то другие наследственные тромбофилии.

К сожалению, мало кто проверяет генетику. А если её проверять, то можно большую часть инсультов предотвратить. Простыми мерами. Просто противосвёртывающую терапию у людей с предрасположенностью. Бывает аутоиммунная  склонность к тромбозам.

Тоже до поры, до времени ничего не увидим. Потом поднимутся антифосфолипидные антитела. Произойдёт склеивание тромбоцитов с сосудистой стенкой. Тромб полетел. Получили инсульт или другой какой-то тромбоз.

Бывает инсульт, связанный с атеросклерозом. Когда мы видим, что растет и пухнет бляшечка, например, в сонной артерии. Она пухнет и увеличивается в размерах, потом её разрывает. Из неё вываливаются обломки этой бляшки, содержащие холестерин, и вылетают в кровоток. Летят и попадают в меньшие по калибру сосуды. В сосудах дальше они плыть не могут.

Забивают мелкие ветки сонной артерии внутри мозга. Получаем инсульт или несколько инсультов в одной артериальной системе. Вот эту вещь мы можем предотвратить.

Если на УЗИ мы увидим большую бляшку, представляющую собой риск. Мягкая такая бляшка с тенденциями к разрыву. И тогда сосудистые хирурги могут нам предложить эндартерэктомию. Они удаляют бляшку. Сосуд либо сшивается потом, либо протезируется. Главное вовремя это заметить и остановить.

Или другой вариант, когда бляшка не отрывается, но вырастает настолько, что перекрывает семьдесят-восемьдесят или больше процентов кровотока, например, в сонной или позвоночной артерии и создаёт постоянный недостаток притока крови.

Тогда при каком-то провоцирующем факторе: перемена погоды, изменение собственного артериального давления, недостаточное количество питья, возникает декомпенсация у системы суживания сонной артерии, и в результате — инсульт. Это можно увидеть на УЗИ. В основном для этого и применяется ультразвуковая диагностика.

Ещё как можно сосуды увидеть? На глазном дне мы видим состояние мелких сосудов. Это единственное место, где мы можем увидеть сосуды собственными глазами.

По состоянию глазного дна мы можем визуально понять, что тоже самое происходит с внутримозговыми, мелкими сосудами.

Например, артерии сужены, а вены переполнены – повышено внутричерепное давление. Когда артериальный приток достаточно хороший, а венозная система не справляется. Это первый вариант – поднимается кровяное давление внутри головы. Второй вариант — классическое внутричерепное давление. Когда выделяется слишком много цереброспинальной жидкости и она не успевает вытекать из жидкостных полостей мозга, есть какие-то препятствия кровотоку.

Тоже возникает задержка венозного оттока параллельно. И мы видим такое застойное, глазное дно. Также на глазном дне можно увидеть атеросклероз мелких сосудов. Например, бляшек больших на ультразвуке не увидим, а на глазном дне увидим, что сосуды атеросклерозированы. И тогда ищем, почему так. Почему в крупных сосудах бляшек нет, а в мелких есть.

Может, это сахарный диабет или инсулинорезистентность, когда сахар не может быть проведён инсулином внутрь клетки. Перегрузка углеводами сколько-то лет подряд. Десятка полтора-два лет. Потихонечку ломается способность инсулина связываться с клетками. В результате клетки «сидят» голодные. Только жировая часть кушает. Ей инсулин не нужен дли усвоения углеводов.

Жировая ткань растёт. Животик нарастает. Может быть ручки и ножки не толстенькие. Наши мышцы особо не питаются. Вырос животик. Жировая ткань сломала окончательно обмен веществ. Пошел атеросклероз не с крупных, а с мелких сосудов. Так бывает. Или даже подросла тромботическая активность на фоне того же синдрома инсулинорезистентности. На УЗИ мало что будет видно. На глазном дне – да. Тоже сосудистая диагностика, но совершенно другими методами.

Электромиография

Врач:мы проводим электромиографические исследования и лечебную процедуру, о которой расскажу отдельно. Это доктор, которая всем этим командует и всё это умеет. Елена Евгеньевна Мирошник – невролог и нейрофизиолог.

Миография для чего нужна? Вообще это метод диагностики, который помогает посмотреть, прозвонить любую электрическую цепь от мозга на периферию или от периферии к мозгу. От руки, ноги, глаза, уха, чувствительных рецепторов. Из любой точки в кору или, наоборот, намагнитить кору мозга вот такой катушкой, создать там электрическое возбуждение и на периферии померить отклик.

Для чего? Когда мы видим, например, паралич или какую-то слабость или нарушение функции мышц. И не понимаем откуда. Это кора мозга. Это подкорка. Это спинной мозг или периферический нерв. Это скорее сосудистая история, как инсульт. Или воспаление или нейроинфекция.

Характеристики электромиографические будут разные. Разный электрический сигнал от мышц. Разный параметр проведения по волокнам, на разных уровнях. Это можно посчитать, посмотреть и потом весь пасьянс измерения раскинуть и понять, что откуда взялось.

Также можно смотреть, есть ли у нас тенденция к восстановлению функции или нет. Потому, как введя игольчатый электрод в мышцу всегда можем посмотреть, что происходит с электрической активностью. Например, сила пока не приросла, но мы видим, что мышца стала меняться по своим электромиографическим характеристикам.

И да, мы видим тенденцию к улучшению. Или тенденцию к улучшению не видим и надо что-то пересматривать в лечении. А вот эта катушка, она не одна, у нас еще несколько таких есть на разные случаи и транскраниальный магнитный стимулятор.

Катушка создаёт вихревое, магнитное поле, которое намагничивает кору головного мозга и подкорку, создавая там электрическое возбуждение.

Придумали это как диагностический метод. А потом были разработаны лечебные программы. Потому, как такое электромагнитное воздействие на кору может оживить спящие отделы коры головного мозга, которые когда-то пострадали.

Вроде кровообращение улучшилось. Острый период прошел. Но функции не очень хорошо восстанавливаются. И оказалось, что если так стимулировать, то во многих случаях функциональная активность ранее пострадавшего участка мозга улучшается.

Также можно стимулировать и по ходу периферии. На соответствующем уровне спинного мозга. И по ходу периферических нервов. Если паралич вызван поражением на периферии. Лучевой нерв, локтевой, седалищный.

Электроэнцефалография

Это оборудование для электроэнцефалографии. Та самая шапочка с электродами, которая надевается на голову и может померить биотоки головного мозга. Бывает короткая, пятнадцати-минутная или получасовая. Бывает длинная, когда мы мониторим несколько часов.

Но при инсульте это не самое актуальное исследование, если говорить о короткой. Потому как редко бывает эпилепсия, как осложнение инсульта, а в основном это применяется, как диагностика эпилепсии. Разве что, когда речь идёт о подходе к инсульту, когда возникают транзиторные ишемические атаки. То есть когда кровообращение нарушается, а потом восстанавливается и возникает частичная или полная потеря сознания на какой-то период времени. Ну, обычно, на секунды и минуты.

,Тогда доктор думает, а что это? Это нарушение мозгового кровообращения? Это нарушение ритма сердца? Когда оно не может достаточно хорошо, как насос, подавать кровь к мозгу. Это сахар падает? Или это эпилепсия? И вот тогда приходит на помощь электроэнцефалограф.

Можно несколько часов записывать энцефалограмму. Смотреть, приходят какие-то эпилептические сигналы от коры головного мозга или нет. Ну и параллельно выполняется всё остальное. Вешаются датчики на кардиограмму, суточные. Что бы понять, есть срывы ритма или нет.

Срывы ритма и инсульт — это вещи, которые часто идут бок о бок.

И дело не только в том, что сердце, как насос, может не дорабатывать. Когда возникает мерцательная аритмия и полости сердца сокращаются не полностью, возникает под клапанами сердца застой. И образуются маленькие эмболы, кровяные сгустки, тромбики маленькие. И вдруг на вдохе передняя стенка глотки присасывается к задней. Человек храпел, храпел, храпел и вдруг замер, почавкал, почавкал и опять захрапел. Это называется остановка дыхания во сне. Или сонное апноэ.

Это сонное апноэ крайне опасная вещь, которая убивает людей десятками, сотнями, а может и миллионами. Во время этой остановки дыхания происходит резкое повышение артериального давления. Сердце начинает со страшной силой колотиться, чтобы быстрее гонять кровь через лёгочный круг кровообращения.

Организм пытается судорожно вдохнуть, и кровь под воздействием вот этого разряжения, отрицательного давления грудной полости, скапливается там. Мозг обескровливается. Сердце перегружается. Обмен веществ нормально не работает в условиях дефицита кислорода. Мозг голодает. Свёртываемость растёт.

Ночные апноэ приводят к быстрому развитию гипертонии, к большему ожирению, к постоянной нехватке ночного сна. Истощение. Депрессия. А потом в не очень прекрасный день человек не просыпается с утра, потому что он задохнулся во сне. Или просыпается с инсультом, потому что организм не выдержал перегрузки, связанной с ночной остановкой дыхания.

Уснул, ночью похрапел, проснулся с глубоким парезом, например. Или с нарушением речи. Или с чем-то ещё. Таких случаев очень много.

В основном этому подвержены храпуны и люди с избыточной массой тела. Особенно с диабетом или с инсулинорезистентностью, когда есть ещё и повышенная тенденция к свёртыванию крови, когда оно не требуется.

И вот тогда мы пациента укладываем на ночь спать. Надеваем на него все необходимые датчики. Чаще, в последнее время мы это делаем дома. Даём маленький, носимый прибор. Потому что человек в клинике не уснёт глубоко и мы не получим истинной картины.

Мы надели на человека прибор. Дали ему датчики, которые он на себя надел перед сном. И мы видим, да, действительно, у него сорок остановок дыхания в час. Это средне-тяжёлая или тяжёлая степень апноэ, с которой надо что-то делать. Делать можно.

С этим делает что-то лор врач или врач сомнолог. Начиная от операции по изменению конфигурации мягкого нёба. Часть из них вообще проходит амбулаторно, достаточно просто. По объёму это может быть сравнимо с удалением зуба. Анестезия хорошая делается, удаляется часть нёба. Через пару недель человек нормально дышит.

В каких-то случаях приходится прибегать к более тяжелым операциям по восстановлению носового дыхания. И в каких-то случаях применяется Сипап, аппарат. Масочка такая, одевается на нос, к ней идёт трубка от прибора, который создаёт не большое положительное давление на вдохе в нос, иногда в рот, чаще в нос. И это положительное давление не даёт присосаться передней стенки глотки к задней.

Фактически полностью прекращаются остановки дыхания. Бывает, что люди, которые стали пользоваться вот этим вспомогательным прибором для дыхания, худеют килограмм на двадцать за год. Без соблюдения диеты. Просто потому, что у них наладился сон, а значит восстановилась ночная часть обмена веществ и появился тот кислород, который сжигает лишнюю жировую массу. Не говоря про то, что риск инсульта уменьшается.

Электроэнцефалография довольно простая процедура. Я проходил подобную несколько раз. Немного нудно, долго, шапочка с электродами не очень удобная. Но приходилось терпеть ради собственной пользы. Важно, чтобы полученную информацию расшифровывал и изучал грамотный и опытный специалист. От это зависит эффективность исследования и его результат.

Обследование при начале инсульта обновлено: Ноябрь 13, 2017 автором: vitenega

Оставьте свое мнение

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *